некоммерческий независимый интернет-проект
УДМУРТОЛОГИЯ
удмуртский научно-культурный информационный портал
главная страница
новости портала
поиск

наши проекты

Изучение
удмуртского языка


Удмуртские шрифты и раскладки

Первый
удмуртский
форум


Каталог
удмуртских
сайтов


Удмуртский национальный интернет

Научная
библиотека


Геральдика
Удмуртии


Сайт Дениса
Сахарных


обратная связь
благодарности

дружественные
проекты

Википедия
удмурт кылын


Научный журнал
«ИДНАКАР»


Магазин
«Сделано в Удмуртии»


Ethnic Radio

РуссоВекс

Книги Удмуртии –
почтой


Удмурт блог
Романа Романова


UdmOrt.ru

Ошмесдинь
удмуртские тексты

Из собрания Берната Мункачи

ПРИКЛЮЧЕНИЯ МЕДВЕДЕЙ

Комментарий. Опубликованные материалы представляют собой образцы удмуртской диалектной речи, записанные выдающимся венгерским исследователем Бернатом Мункачи от военнопленных-удмуртов во время Первой мировой войны. Тексты даются в современной удмуртской графике, но с сохранением диалектных особенностей (только незначительная часть фонетических явлений не была сохранена, поскольку в современной удмуртской графике отсутствуют средства для их передачи). Текстам сопутствует наш подстрочный перевод на русский язык. Подстрочный перевод носит вспомогательный характер, но сохраняет по мере возможности своебразие и структуру удмуртского текста. Пунктуация приведена к современным нормам; расстановка квадратных скобок принадлежит публикатору записей Мункачи, Давиду Фокош-Фуксу, в угловых скобках даны слова, вставленные нами для ясности и связи речи.

Издано: Volksbräuche und Volksdichtung der Wotjaken / Aus dem Nachlasse von B. Munkácsi. Herausgegeben von D.R. Fuchs. Mémoires de la Société Fenno-Ougrienne, XXXVI. Helsinki, 1952. S. 93–107, 165–171, 269–271. Сохранена также оригинальная нумерация сказок.

Индекс сказок
(номер, название на удмуртском литературном языке)
34.
Вашкалаослэн гондыр кутэмзы 39.
Нюлэскасьлэн ӟеч пуныез
35. Ньыльдонэтӥ гондырлэн кутэмез 40.
Пуныослэн вераськемзы
36. Малы удмурт тэле песьтэртэк уг мыны 77.
Адямиен гондырен, кионэн, ӟичыен но луд кечен
37. Вашкалаослэн нюлэскамзы 78.
Гондырен адямиен
38. Умортоез тӥясь гондыр 112. Кышномуртэн гондырен

34.
Вашкалаёслэн гондыр кутэмзы Охота на медведя в старину

1. Вадьлан нюлэс туж бадӟын но гондыр туж тырос вылэм. Ӝытэ ке кылё ужакызы, гондырен ужамзы уг лу нӥ вылэм: ӝыт уж дурись бертыкызы гондыр келляса сьӧразы гурт доры ик вуоз вылэм.

2. Гондырез “гондыр” уг шуо вылэм – “пересь атай” шуозы вылэм. “Гондыр” шуэмез уг яраты – “гондыр” шуэмись мардэ ке но изъянтоз вылэм: пудозэс-о я асьсэзыз-о, мар ке кароз вылэм. Гондырез курдатӥд ке, либо огзэ виид ке, мукетъёсыз гондыръёс тодозы вылэм; кин мар кариз, со муртэ гондыр одно шедтоз вылэм.

3. Гондырез кутӥзы ке, йырзэ кутэм иньтӥязы ик ватозы вылэм; гуисьтыз ке кутӥзы, йырзэ гуаз ватӥзы. Кырысь ас эрказ ветлӥсьсэ кутӥзы ке, йырзэ кутэм иньтӥязы ик лысэн ӵоктаса ватозы вылэм. Кутэм беразы гондырез тазьы лӥято вылэм, мукетъёсыз номыр медаз каре, шуса: “Пересь атай, вождэ эн потты! Пиняллёс янгышен арам кариллям, ыбны шедтӥллям. Пиняллёс тонэ утчаса уг ветло вал; пунӥёсын йыринь валатэк янгыше кылиллям,” – шуозы вылэм.

4. Гондыр кутса бертыкызы, гурт пала вуэм беразы пыӵал ыбылыса бертозы вылэм, гурт калыкъёс мед тодозы шуса. Гуртэ бертэм беразы, коркась корка пыраса, юса ветлозы вылэм. Гондыр куэнызы гондыр кутӥсьёс туж бадӟын юондыр лэсьтозы вылэм гондыр кутэм понназы.

1. Раньше лес очень большой <был>, и медведей было очень много. Если вечер застигал <людей> за работой, то из-за медведей работать дальше было нельзя: медведь, увязавшись за ними, до самой деревни их провожал.

2. “Медведем” медведя не называли, называли “дедушкой”. Слово “медведь” <ему> не нравилось – если будешь говорить “медведь”, то непременно где-нибудь тебе навредит: или скоту, или самим, что-нибудь да натворит. Если испугаешь медведя, или убьёшь одного из них, другие медведи узнают; если кто чего сделал <плохого медведям>, того человека медведь непременно сыщет.

3. Когда добудут медведя, голову его хоронили на том же месте; если брали его в берлоге, голову хоронили в берлоге. Если добывали вне берлоги, то его голову хоронили на том же месте, прикрыв хвойными ветками. Когда добудут медведя, то, чтоб другие <медведи> ничего <плохого> не сотворили, его успокаивали такими словами: “Дедушка, не гневайся! Парни по ошибке <тебя> загубили, застрелили. Парни тебя не искали, из-за собак, не разобравшись, оплошали”.

4. Когда с медведем возвращались, подойдя к деревне, стреляли из ружей, чтобы дать знать деревенским. Возвратившись в деревню, из избы в избу ходили, угощались выпивкой. С медвежьей шкурой <переходя из дома в дом>, охотники в честь удачной охоты на медведя устраивали большой праздник.

35.
Нильдонэтӥ гондырлэн кутэмез Охота на сорокового медведя

1. Одӥг пересь адями гондыр кутылыса ветлэ вылэм. Та гондыр кутыны мыныкыз потэм, капка азяз ведыра-карнанэн кышномуртэн пумиськем. Со мурт берен корказ берыктӥськыса пырем: нюлэсканы мынӥсь мурт тырымтэ ведраен пумиськиз ке, сюресэз уз удалты.

2. Сэбере нош потэм но нош ик пумиськем со кышномуртэн. Сэбере куньметӥяз потэм инӥ та, со нош ик пумиськиз со кышномуртэн. Табере нюлэскась мурт кышномуртэз кесяськыны кутскем: “Инӥ та кытын дасяськыса улӥськод тон?” – шуса. Кышномурт шуоз: “тон нильдонэтӥ гондырдэ кутыны мынӥськод. Нильдон пол ыбымон дары ну, нильдон пол ыбымон пуля [ну]! Тон нильдонэтӥзэ гондыръёслэсь йырзэс кутыны мынӥськод!”.

3. Та нюлэскы вуэм инӥ, тӧдьы гондырен пумиськем. Та ыбем но, йӧттымтэ. “Лыктэ, – шуэ нюлэскась, – кыман ик”. “Чу! – шуоз, – тон но пересь, мон но пересь; мон тонэ уг утчасько, ас сюрестэ утча!”. Та пыӵалзэ-марзэ тупатъя но, нош азьлань воштӥське. Нош пумиськем со тӧдьы гондыреныз. Нош ыбем, гонзэ но ӵушкатыса лэзьымтэ. Ыбем бераз азяз ваменак понэм пыӵалзэ но: “Тон нылкышно-а ма, – шуоз, – пыӵал ваментӥ потыны?”. Та озьы пыӵал пумысьтыз ньыльдон пол но ыбылыса йӧттымтэ. Ньыльдон огетӥяз ӧжыт гинэ кылем дариеныз тупатэм пыӵалзэ но, талэн пуля бырем. Тупатыны дукес бордӥськыз туй бирдызэ басьтыса понэм пуля интӥе. Со туй бирдӥеныз тупатым бераз ыбыса, йӧттыса вием со тӧдьы гондырез.

1. Один старик занимался охотой на медведей. Собрался этот <старик охотиться> на медведя, вышел, и у ворот встретилась ему женщина с вёдрами и коромыслом. Этот человек воротился и вновь зашёл в избу: если кто пойдёт на охоту, и встретится ему <женщина> с пустым ведром, удачи не будет.

2. Потом вновь вышел и вновь встретился с той женщиной. Потом в третий раз вышел этот <старик>, и вновь он встретился с той женщиной. Тут охотник начал кричать на неё:
“Ты что, где-то нарочно поджидаешь, <чтобы столкнуться со мной>?”. Женщина и говорит: “Ты идёшь за сороковым медведем. Возьми пороху, чтобы хватило на сорок выстрелов, и пуль на сорок выстрелов [возьми]! Ты ведь уже в сороковой раз идёшь добывать медвежьи головы!”.

3. Вот этот <старик> пришёл в лес, и попался ему белый медведь. Этот <старик> выстрелил, не попал. “Идёт, – говорит охотник, – чтоб как раз повалить <меня>!”. “Стой, – говорит, – ты старик, и я старик; я тебя не ищу, иди своей дорогой”. Этот <старик> своё ружьё или что там у него заряжает, и вновь направляется вперёд. Вновь ему попадается тот белый медведь. Опять выстрелил, и даже шерсти не опалил. Выстрелив, положил перед ним своё ружьё поперёк, и говорит: “Ты что, баба, через ружьё перешагивать?”. И так этот <старик> из своего ружья сорок раз стрелял, не попал. На сорок первый раз остатками пороха зарядил ружьё, и тут у этого <старика> пули закончились. Вместо пули зарядил он ружьё латунной пуговицей с зипуна. Этой латунной пуговицей зарядил, выстрелил, и убил того белого медведя.

36.
Малы удмурт тэле песьтэртэк уг мыны Отчего удмурт без пестеря в лес не ходит

1. Одӥг адями тэльын сяла выалоз вылэм. Одӥг пол со адями пыӵалзэ кутыса сяла выоссэ учкыны мынэм. Тэльын ветлыса но сяла выоссэ утчаса далай кыдёке вуэм но, ӵыдэтскыны малпаса, кыз улэ пуксем. Пукон сеэныз сяла сипсёнэныз сипсьыса улны кутскем. Оӟы улыкыз сяла но куткиз сипсьыны – та адями сялалэн пумитаз сипсе. Оӟы сипсьыса сяла лобӟыса лыктэм но пуксем. Адями но луӵкем воӵкыса сялаез ыбем но уськытэм.

2. Со ыбем куаразэ кылса, силё-сюрно сьӧрысь чульк гинэ но гондыр потэм со доры. Кык пыд йылаз султэм со адями шоры. Адями [кӧшкемаса] гондырезлы тэльмырыны куткем: “Миша, Миша, мар турткод?!” – шуса. “Тынад сюресэд нимад, мон тонэ уг утчаськы, мар турткод?!” – шуэ. Гондыр неномыре но уг кылзы нӥ, лыктэ адями шоры кык пыд йылаз, чиньызэ шальтыр гинэ карса. Адями доры вуса, солэсь пыӵалзэ кыскем но кыдёке сэрпалтэм, сӧбере нош пуртсэ пуртэсысьтыз кыскыса муземе быӵкалтэм, басьтыны луонтэм. Табере адямизэ зыбны кутэм. Чирты сьӧртӥз кутса, йыр кузэ ымныр вылаз кесьса, гижиеныз шобыртэм. [Гондыр] оӟы зыбыкыз адями ымнырзэ ватса кыминь кариськем. Гондыр инӥ пал кийыныз песьтэр шораз тач! гинэ мыжганы куткем. Оӟы мыжгаса ялан, пе, пал кийыныз берыктыны турттэ ымнырзэ но; соку адями шокамысь дугдыса кулэм улэ кариськем но, гондыр инӥ мыжгамысь дугдыса но йырзэ мыкыртыса адямилэсь шокамзэ кылзыны кутскем.

3. Сӧбере гондыр ӧжыт воӵкем но адями дорысь; берзэ, пе, учкыса пуке. Оӟы воӵкыкыз, адями луӵкем, пе, ӧжыт йырзэ берыктыса учкиське: “Мар каре но кошкыкыз со гондыр?” – шуса. Гондыр нош ик, пе, оӟы воӵке ӧжыт но, нош, пе, оӟы дугдыса, берзэ учкыса, пе, пуке. Куинь пол дугдылэм но учкыса адямиезлэсь вырӟылэмзэ но, адями султымтэ но вырӟылымтэ. Гондыр берлоаз учкем но куткиз ыреӟ поттыса кошкыны, пыдызлэн тапыр! гинэ куараез кылӥське.

4. Табере адями шӧдэм инӥ [гондырлэсь] кошкемзэ но кӧня ке кыллем но султэм. [Йырыз туж висе], йыркуэз ымныр вылаз усе. Кыӟы но оӟы изизэ понэм но котыр учкыны куткем. Пуртэз, пе, муземын быӵкалтэмын, ныд пумыз пичи гинэ адке. Котыр ветлыса пыӵалзэ но шедтэм но. Каллен-мырдэнгес бертэм инӥ гуртаз, йырыз висемен курадӟыса. Гуртаз вуса, семьяосызлы, пе, вера: “Ишшо умой, тыбырам песьтэре утиз тыбырме вӧсь луэмлэсь, пе, – шуэ, – песьтэре ке ӧй лусал, тыбырме но сӧсыртысал,” – шуэм.

5. Соин удмурт тэле песьтэртэк уг мыны; со тырысь ялан песьтэрен ветлэ.

1. Один человек добывал рябчиков в лесу силками. Однажды этот человек, прихватив ружьё, отправился осматривать силки. Пока бродил по лесу, разыскивая свои силки, совсем далеко зашёл и, решив передохнуть, уселся под елью. Пока сидел, начал вабить рябчика манком. Вабил, вабил, и рябчик отозвался – этот человек начал вабить в сторону рябчика. Пока <он> вабил, рябчик прилетел и уселся. Тут человек незаметно приблизился, выстрелил и сбил рябчика.

2. На звук того выстрела из-за поваленного дерева внезапно к нему вышел медведь. Встал перед тем человеком на задние лапы. Человек, [испугавшись], взмолился к медведю: “Миша, Миша, что ты хочешь <сделать>?! У тебя свой путь, я тебя не ищу, что ты хочешь <сделать>?!”. Медведь ничего не слушает, подходит на задних лапах к человеку, только когтями стучит. Подойдя к человеку, вытащил его ружье и далеко отбросил, потом и нож его, вытащив из ножен, воткнул в землю, чтоб не достать. Потом начал мять человека. Взял в когти, сдирая кожу головы с затылка на лицо. Как [медведь] стал мять <его>, человек, чтобы спрятать лицо, упал ничком. А медведь левой лапой начал громко бить по пестерю. Бьёт так <по пестерю>, и всё старается повернуть левой лапой <человека> лицом.; тогда человек перестал дышать и прикинулся мёртвым; тут медведь прекратил бить <по пестерю> и склонил голову, прислушиваясь к дыханию человека.

3. Потом медведь отошёл немного от человека – уселся и глядит назад. Как медведь отошёл, человек, тихонько приподняв голову, стал осматриваться: где медведь и что делает. А медведь снова отдаляется понемногу, присаживается и глядит назад. Три раза останавливался <медведь> и смотрел, не двигается ли человек, но человек не встал и не шелохнулся. Медведь глянул в последний раз и стал с шумом уходить, только стук его лап слышится.

4. Тут человек понял, что [медведь] ушёл, немного полежал и поднялся. [Голова сильно болит], <содранная> кожа с головы  свешивается на лицо. Кое-как надел шапку и стал оглядываться. Нож его в землю воткнут, <так что> только черенок едва виднеется. Побродив кругом, нашёл и ружье. Потихоньку добрёл до дому, страдая от боли в голове. Добравшись до дому, своим домашним сказал: “Хорошо ещё, что пестерь на спине уберёг спину от ранения: кабы пестеря не было, повредил бы мне <медведь> и спину”.

5. Потому-то удмурт в лес без пестеря не ходит; с того времени всегда ходит с пестерем.

37.
Вашкалаослэн нюлэскамзы Как охотились в старину

 1. [Вашкала дыръя] одӥг Вакруш туж мыло-кыдо но сюлмо адями вылэм. Со кык ӟеч пуныеныз нюлэскаса огняз ветлылэм. Куамын укмыссэ шедтьэм гондырез, табрезэ со мынэ нильдонэтӥзэ шедьтыны. Кучкем но бӧрдыса мынэм. Нюлэскы пырем но солэн пуныёсыз гондырез шедьтӥллям но утыса дораз ваё. Вакруш пыдсаськем но вите ни дораз. Табре лыкто но: азьло лыкто чисто голикесь – одӥгез гинэ, бӧрысез, гоно. Вакруш со гоно гондырез ыбем но погыртэм. Табре со азьло лыктысь гондыръёс вичак бырыллям. Со голикъёсыз вылэм гондыръёс валля шедьтэмъёсыз, со гоноез вылэм лулоез. Со валля шедьтэм куамын укмыс гондырез голик лыктыллям. Со Вакруш нильдонэтӥ гондырзэ шедьтыса, [сое] гуртаз ваем но юон карем. “Мыным окмоз ни, нильдонзэ гондырез шедьтӥ, табре нюлэскаса уг ни ветлы,” – шуэм но дугдэм ни ветлэмысь.

2. Кӧня ке улэм бере солэн бускель пиез лыктэм но: “Вакруш, тон сёты мыным пуныёстэ, мон мынсал гондыр шедьтыны,” – шуэм. “Сёто ке сёто мон тыныд пуныёсме, ачид гынэ эн пегӟы. А пегӟид ке, пуныёстэ аналтыса, соёс тонэ астэ быдтозы,” – шуэм Вакруш. “Уг аналты,” – шуэм бускель пиез. Собре [Вакруш] аслэсьтыд пыӵалзэ но сётэм бускель пиезлы. Пуныёс адӟыллям пыӵалзэ но мыно ни бускель пизы сьӧры. Со бускель пи нюлэскы пырем но, пуныёсыз гондырез утыны кучкиллям. Со мынэм но пуныёслэсь гондырен жугыськемзэс адӟе но кышкаса пегӟем гуртэ. Вуэм но корка пырыса ӧвӧл вуэм, пуны уем но корка азисен кутэм но йырзэ иӵкалтэм но [сое] вием, со бускель пизэс. Пуныёс виемысь, Вакруш [ачиз] мынэм нюлэскы [но адӟе]: пуныёс гондырез вийыллям. Гондырлэсь кузэ ние но бертыса вае гуртаз.

3. Валлян пересьёс нюлэскаса гондыр ке шедьтыллям, солэсь йырзэ гуаз ватыса кельтозы вылэм. Тазьы йыбыръяса ватозы: “Пересь мурт, тон вождэ эн вайы, ми тонэ чередӥськом, ум аналтыське; пиналъёс пӧяськыллям”. Гуысьтыз ке шедьтыллям, гуаз ватылыллям йырзэ. Ас сяменаз ветлысьсэ лысэн ватыса кельтозы вылэм. Гуртэ бертыкызы, кык виёрскысен ыбылыськыса бертозы вылэм. Собре гуртын гондыр куэнызы одӥг огзынытӥ ветлыса, коркась корка кырӟаса юозы вылэм.

1. [В старину] жил один очень смелый человек <по имени> Вакруш. Он в одиночку ходил в лес охотиться с двумя отличными собаками.   <Он> добыл уже тридцать девять медведей, теперь идёт добывать сорокового. Собрался и со слезами, <предчувствуя недоброе>, отправился. Вошёл в лес, и его собаки нашли медведя и с лаем погнали на него. Вакруш стал на колени и ждёт, <когда медведь выйдет> к нему. И вот вышли – впереди идут совершенно голые, <со снятой шкурой>,  и только один, позади всех – покрытый мехом. Вакруш выстрелил и повалил этого покрытого мехом медведя. Тут те медведи, что шли впереди, исчезли без следа. Те медведи, что показались голыми – это были медведи, прежде добытые им, а тот, что был покрыт мехом, был живой. Те тридцать девять медведей, что он прежде добыл, вышли голыми. Тот Вакруш, добыв сорокового медведя, привёз [его] в деревню и устроил праздник. “Хватит уж мне, добыл я сорокового медведя, теперь уж не стану ходит на охоту,” – сказал, и перестал ходить <на охоту>.

2. Некоторое время спустя соседский парень пришёл и говорит: “Вакруш, ты бы дал мне своих собак, я пойду охотиться на медведя”. “Так и быть, дам тебе своих собак, только сам не сбеги. А если сбежишь и бросишь собак <один на один с медведем>, они тебя сами задерут,” – отвечает Вакруш. “Не брошу,” – сказал соседский парень. После этого [Вакруш] дал соседскому парню и своё ружьё. Собаки увидели ружьё, и пошли за соседским парнем. Вот соседский парень зашёл в лес, и собаки стали гнать медведя. Он подошёл и увидел, как собаки дерут медведя, испугался и сбежал в деревню. Добежал, но в избу войти не успел: собаки нагнали, у входа в избу набросились <на него>, и оторвали голову, и задрали того соседского парня. Поскольку собаки <парня> задрали, Вакруш [сам] пошёл в лес [и видит]: собаки задрали медведя. Снимает шкуру с медведя и несёт её обратно в деревню.

3. Раньше если наши отцы-деды на охоте добывали медведя, то хоронили его голову в берлоге. Так упрашивали его: “Старче, ты не гневайся, мы тебя хороним, не бросаем; парни ошиблись”. А если брали в берлоге, то голову его в берлоге хоронили. А если брали вне берлоги, то хоронили, прикрыв хвойными ветками. Возвращаясь в деревню, за две версты начинали пальбу. Потом в деревне устраивали праздник: со шкурой медведя заходили друг к другу, ходили из избы в избу с песнями.

38.
Умортоэз тӥясь гондыр Медведь, ломавший борти

 1. Ваӵкала дыръя одӥг адями тэльын мушаськыса улэм. Солэн умортоосыз кызын ӝуткамын вылэм [но], со куанер адями, мушъёссэ мӧйы мурт тӥямен, со пум-йылаз вуса пумак ёрмем. Со адями иськавынэзлы вера: “Мынысьтым тэльысь мушъёсме мӧйы мурт ваньзэ быдтӥське уг инӥ,” – шуса. Иськавынэз шуэ солы: “Кыӟы ке амал картэк уг ло нӥ со мӧйы муртэ дугдытэмед. Со паськыт кымесэд ваньзэ муштэ куяса изъянтыса быдтоз,” – шуэ. Сӧбере “тон куанер вылад пыдэстэм куанермод, иськавынэ, – шуэм, – тон уморто азяд пукылё, секыт ма ке гозӥен ошса утча!” – шуэм.

2. Со куанер мурт тэляз мынса ниньлэсь кык учкал кузя гозы пунэм но со вылэ зӧк, секыт пукылё ошем. Гондырез вуса нош тубе мушсэ тӥяны но, пукылё солы люкетэ йыртэманы. Со пукылёез гондыр чабкем но, пукылё берен шонаккыса гондырлэн йыраз шуккем. Табере гондырлэн вожез лыктыса уката ик туж чабкем – оӟы ик берен ассэ йыраз пукылё сётэм. Куиньметӥяз вань кужымъяз чабкем но, сокыяз пукылё уката туж шонаккыса гондырлэн йыраз шуккыса йырзэ пилем но со кызысь усьыса кулэм. Табере со куанер адями кутэм гондырезлэсь йырзэ, пӧзьтэм но иськавынзэ ӧтьса шумпотыса юондыр карем.

1. В старину один человек держал пчёл в лечу. Борти его были подвешены на ёлки, но из-за того, что старик поломал эти борти, тот бедняк в конце концов впал в совершенную бедность. Тот человек говорит своему соседу: “Старик мои борти в лесу совсем погубил”. Сосед говорит ему: “Без какой-нибудь хитрости никак нельзя этого старика  остановить. Этот твой широколобый все твои борти сбросит, разломает”.  Потом он сказал: “Ты беден, а обеднеешь до самой последней степени, соседушка; ты перед бортью попробуй повесить на верёвке чурбан или что-либо тяжёлое!”

2. Этот бедняк пошёл в лес и сплёл лыковую верёвку два шага длиной, и на неё привесил толстый, тяжёлый чурбан. Пришёл медведь, и лезет опять ломать его борть, а чурбан ему мешает разбойничать. Медведь ударил этот чурбан лапой,  чурбан качнулся в сторону и, возвратившись, ударил медведя в голову. Тут медведь, озлившись, ещё сильней ударил – и опять себе дал чурбаном по голове. В третий раз ударил он со всей силы, и на этот раз чурбан, особенно сильно качнувшись, ударил медведя в голову, проломил голову, и тот упал с ёлки и умер. Тут тот бедняк взял голову медведя, сварил и, позвав своего соседа, на радостях устроил праздник.

39.
Нюлэскасьлэн ӟеч пунӥез Отличная собака охотника

 1. Валлян кык адями, нюняеныз выныныз, кык ӵоӵен нюлэскаса ветлӥллям. Кык пуныёссы туж ӟечесь вылэм. Огпол выныз огняз мынэм нюлэсканы. Солэн пуныёсыз гондырез утыны кутськиллям. Со мынэм но гондырез ыбем, а гондыр [со дораз] лыктэ но адямиез улаз нюртыса со вылаз пуксем. Солэн пуныёсыз кыско вылысьтыз но, гондыр берен пуксе нюлэскась вылэ.

2. Табре со адямилэн одӥгез пунӥез гуртэ бертэ но отын бӧрдыса уг чида кис-куань карыны. Та гуртысь нюняез, “та уж мыдлань ук!” – шуса пыӵал басьтэм но мынэ ӵатӵае. Со пуны азьпалаз мынэ, адями мынэ пунӥезлэн бӧрысяз. Мыно но, со кылемезлэн утэм куараез кылыськыны кутськем но, пунӥез соиз доры мынэм. Нюняез со выныз вылын пукись гондырез ыбем но выныз вылысь уськытэм. Табре мынэ но ӝутэ вынзэ, “тон луло на-уа?” – шуса. Со выныз пальмем: “Тон кытысь вуид, нюня?” – шуэ. Нюняез: “монэ пуны ваиз, эрык но ӧз сёт мыным,” – шуэ. Со нюняез гондырлэсь кузэ ние но собре гондыр кузэ басьтыса но, вынзэ но пельпумаз ныпъяса нуэ [соёсыз] гуртэ. Гондыр вынызлэсь тыбырысьтыз сӧнзэ вичак кыскем. Со адями висьса кема улэм, собере купырес бурмем. Али но вань на, чатыртӥськемез уг лу. Со быре вылэм но, пунӥез гынэ сое мозмытӥз.

1. В старину двое людей, старший брат и младший, вместе ходили на охоту. Их две собаки были очень хороши. Однажды младший брат один пошёл на охоту. Его собаки стали выгонять медведя. Он пошёл и выстрелил в медведя, а медведь [к нему] подходит и, подмяв человека под себя, уселся сверху. Его собаки стягивают <медведя> с него, медведь снова усаживается на охотника.

2. Тут одна из собак того человека возвращается в деревню и там давай плакать и скулить. Этот его старший брат в деревне говорит: “Дело-то ведь неладно!”, взял ружьё и отправился в лес. Собака та идёт впереди, человек идёт за собакой. Идут, и тут послышался лай той собаки, что осталась, и эта собака пошла в ту сторону. Старший брат выстрелил в в медведя, сидевшего на младшем брате, и сбросил его с брата. Тут он идёт и подымает младшего брата: “Да ты жив ли?”. Тот младший брат удивился: “Ты откуда взялся, старший брат?” – спрашивает. Старший брат отвечает: “Меня собака привела поневоле”. Тот старший брат снимает шкуру с медведя и потом взяв и медвежью шкуру, и брата взвалив на плечи, доставил [их] в деревню. Медведь повредил младшему брату все жилы на спине. Тот человек долго болел, потом выздоровел, но остался горбатым. <Он> и сейчас жив, выпрямиться не может. Он уж погибал было <тогда>, и только собака его вызволила.

40.
Пуныёслэн вераськемзы О чём говорят собаки

 1. Одӥг адями нюлэскаса ветлылэм. Озьы нюлэскаса, огпол солэн дораз пересь мурт лыктэм но юам: “Тон тодськод-а маке?” – шуса. Со нюлэскась “мон уг тодськы номыре но,” – шуэ. Со пересь мурт вера: “Туннэ уйын тынад кенсад воръёс пыралозы, отысь мадэ ке шедьтӥзы ке, нуозы,” – шуэм. “Тон одӥгзэ пуныдэ ӝытазе гуртад ысты!” – шуэ. Со нюлэскась адями “мон уг валаськы ук пуныме ыстыны!” – шуэ. Со пересь мурт “валалод, – шуэ, – нокинлы но эн вера тодэмдэ, – шуэ, – кинлы ке верад, сокы ик кулод,” – шуэ.

2. Собрезэ со пересь мурт кошке но, нюлэскась валаны ӧдъям пуныёсызлэсь вераськемзэс. Кык пуныез вылэм. Табрезэ куазь ӝыт луэм но, со кӧлыны ӧдъям ӵатӵаын. Одӥгзэ пунызэ гуртэ ыстэ но, со пуныез гуртэ но бертэм. Со нюлэскась адямилэн кышноез пунызэ ораське но жугса улля но, пуны уг кошкы. Уйын пуны одӥг но уг изьы, [уйбыт] улэм. Со кышномурт, ӵукна султыса, [пунылы] нянь сётэм укноэтиз но, сое но куаретыса сётэм. Пуны нянез басьтэм но сием, собре ӵатӵае мынэм. Кузёез доре вуса, ӵатӵае кылемез пуны юа ни: “Маин сюдӥз гуртын кузё кышноед?” – шуса. Соиз шуэ: “Ӧз сюды, эшшо жугиз монэ; туннэ нош пичи гынэ нянь сётӥз укноэти но, сое но куаретыса сётӥз”, – шуэм юлтошезлы пуны. Со адями кылчкыса улэ пуныосызлэсь вераськемзэс но вичак вала. Табре со пунызэ нянен сюдэм но ветлэ ни ӝытозь.

3. Ӝытазе бертэ но гуртаз, юа ни кышноезлэсь: “Та кылем уез пуны ветлӥз-а?” – шуса. Кышноез шуэ: “Ветлӥз”. “Со уез изиз-а бен?” – шуэм пиёсмурт. “Одӥг но ӧз изьы, уйбыт утыса кӧлӥз,” – шуэ кышномурт. “Бен тон сюдӥд-а со пуныез?” – юа пиёсмурт. “Сюдӥ,” – шуэ кышномурт. “Та уез аслам кенсамы воръёс ветлӥзы но, пуны соёсты возьмаз. Пуны ке ӧй лусал, тынэсьтыд ваньдэ-бурдэ чисто нусалзы. Тон сое жугид толон, туннэ нянь сётӥд укноэти но, сое но куаретыса сётӥд,” – шуэ кышноезлы пиёсмурт. “Мон сое ачим ыстӥ гуртэ кеносэз возьманы, тон [но] сое жугид,” – шуэ. “Тон кытысь тодчкод бен мынэсьтым жугемме?” – юа кышномурт. “Бен со пуные лыктӥз ӵатӵае, мыным вераз,” – шуэ пиёсмурт кышноезлы.

4. Табре кышномурт юа ни: “Кинь бен тонэ дышетӥз пуныёсыныд вераськыны, вера мыным!” – шуэ. “Мынам уг лу вераме тыныд,” – шуэ пиёсмурт. Соиз: “Вера мыным!” – шуэ кышномурт. “Верало ке верало, но вай мыным дӥсь: мон тыныд верай ке, сокы ик куло,” – шуэм пиёсмурт. “Котьма медло но, мыным вера!” – шуэ кышномурт но бызьса мынэ кенсы дӥсь понна. Табре: “Ваё ни дӥсь но, я, вера ни!” – шуэ. Со кышномурт поттэм курегъёссэ сюдыны. Сюдэ но, атас одӥгзэ, кыксэ, куиньзэ мынэ но кокчалтэ курегъёсты. “Тынад одӥг кышноед но, сое но уд вормиськы, мынам дас кышное но, вичаксэ вормисько!” – шуэ атас пиёсмуртлы. “Тон учкы аль тӥни атас мар шуэ!” – шуэ со адями но, кышноезлы верамтэ ни. Ньӧр кутыса, кышнозэ жугем. Пуныосызлэсь вераськемзэс дышемзэ но кинь дышетемзэ верамтээныз улэп кылем.

1. Один человек занимался охотой. Однажды, когда он охотился, к нему подошёл старик и спросил: “Знаешь ли ты нечто?”. Тот охотник отвечает: “Я ничего не знаю”.  Тот старик говорит: “Сегодня ночью в твой кенос воры войдут; всё, что найдут там – утащат”. “Ты одну из твоих собак вечером пошли в деревню!” – говорит он. Тот охотник отвечает: “Да как же я смогу послать собаку в деревню?”. Старик говорит: “Сможешь; про то, что узнал, никому не говори, если скажешь кому – тут же умрёшь”.

2. Послэ этого старик ушёл, а человек стал понимать, о чём говорят его собаки. Собак у него было две. Вот наступил вечер, и он стал устраиваться на ночлег в лесу. Одну из собак послал в деревню, эта собака в деревню и вернулась. Жена того охотника прогоняет собаку с руганью и колотушками, собака не уходит. Ночью собака совсем не спит, [всю ночь] бодрствовала. Та баба, проснувшись поутру, [собаке] дала хлеб через окно, да и то с руганью. Собака взяла хлеб и съела, потом отправилась в лес. Когда он пришла к хозяину, та собака, что оставалась в лесу, спрашивает: “Чем накормила тебя в деревне хозяйка?”. Та отвечает: “Не накормила, ещё и отколотила меня; а сегодня маленький кусок хлеба дала через окно, да и то с руганью,” – отвечает своему товарищу собака. Тот человек прислушивается к разговору своих собак, и всё понимает. Тут он эту собаку накормил хлебом и ходит уж <в лесу> до вечера.

3. Вечером возвращается в деревню, и спрашивает у жены: “В эту ночь собака приходила?”. Жена отвечает: “Приходила”. “А спала она в эту ночь?” – спрашивает мужик. “Вовсе не спала, всю ночь пролаяла,” – отвечает баба. “Да ты накормила ли эту собаку?” – спрашивает мужик. “Накормила,” – отвечает баба. “В эту ночь в наш кенос воры приходили, собака их поджидала. Если б не собака, то твоё добро всё утащили бы. Ты её поколотила вчера, сегодня хлеб дала через окно, да и то с руганью,” – говорит жене мужик. “Я её сам послал в деревню сторожить кенос, [а] ты её поколотила,” – говорит. “Да ты откуда знаешь, что я поколотила <её>?” – спрашивает баба. “Да та собака в лес пришла, мне рассказала,” – отвечает мужик жене.

4. Тут баба спрашивает: “Да кто тебя научил разговаривать с собаками, расскажи мне!”. “Я не могу тебе рассказать,” – отвечает мужик. “Расскажи мне!” – говорит баба. “Так и быть, расскажу, только дай мне одежду <переменить на чистую>: если я тебе расскажу, то тут же умру”. “Что бы ни было, расскажи мне!” – говорит баба и побежала в кенос за одеждой. Тут говорит она: “Несу уж одежду, рассказывай!”. Эта баба выгнала кур, чтобы <их> накормить. Кормит, а петух стал один раз, другой, третий заклёвывать кур. “У тебя одна жена, и с ней не управляешься, а у меня десять жён, и со всеми управляюсь!” – говорит петух мужику. “Ты глянь-ка, что тут петух говорит!” –  говорит этот человек, и жене своей он уж <ничего> не рассказал. Взяв вицу, проучил свою жену. Поскольку он не рассказал про то, что понимает, о чём говорят собаки, и о том, кто научил его <этому>, он остался жив.

77.
Адямиен гондырен, киёнэн,
дитиен но луд кесен
Человек и медведь, волк,
лиса и заяц

 1. Вашкала дыръя одӥк пересьлэн одӥк пиез вылэм. Та пиезлэн коньдон уксиез вань вылэм, со уксёзэ пудокка пушкы понэм вылэм. “Атай, – пе, – мон базаре мынӥсько,” – шуэ. Атаез дюа: “уксиед бон вань-а?”, пе, шуэ. Пиез верам: “Одӥк пудокка уксие вань мынам”. Атаез вера: “Мын, – пе, – иське, пие, базаре!” – шуэ. Пиез петло потэм но сӥть куян тэтен дӧдияз пуктыза пудокказэ тэтен пушказ понэм. Сэбере валзэ кыткыза кошкиз.

2. Базаре мыном сюрес вылӥськыз солы пумить гондыр ӝымем. Та гондыр дюа адямилэсь: “Кыттьы, пе, мынӥськод, уроме?” Адями вера: мон, пе, базаре мынӥсько. Та гондыр вера: “Пукты, пе, иське, монэ но!” Адями вера: “ай, пе, пуктызал но, одӥг пудокка, пе, уксие вань – валлы, пе, секыт луоз, дыр, пуктэм бере” Гондыр вера: “Мон, пе, валлань пудэн тубо” Та адями вера: “Пуксьы, пе, иське!”. Ну, таёс гондырен кыкназы мыно иньзы.

3. Мынон сюрес вылӥськыз нош ик киён пумить ӝымем. Та киён нош ик дюа: “Кыттьы, пе, мынӥськоды, уромнёс?” – шуса. Та адями вера: “Базаре, пе, мынӥськом”. “Иське, пе, монэ но пуктэ!” Адями нош ик вера: “Пуктызал но, одӥг пудокка, пе, уксие вань – валлы, пе, секыт луоз, дыр, пуктэм бере” . Та киён вера: “Мон, пе, валланти тэттяза тубо”. Адями киёнэз но пуктӥз но, таёс мыно куньназы. Нош ик мынон сюрес вылӥськыз дитьы пумить ӝымем. Адямилэсь дюа дитьы: “Кыттьы, пе, мынӥськод<ы>, уромнёс?” Таёс верало: “Ми, пе, мынӥськом базаре”. Дитьы вера: “Иське, пе, пуктэ монэ но!” Адями вера дитьылы: “Пуктызал но, <одӥг пудокка, пе, уксие вань – валлы, пе, секыт луоз, дыр, пуктэм бере>”. Дитьы вера та адямилы: “Мон, пе, валланти тэттяза тубо”. Та адями вера: “Пуксьы, пе, иське!”. Та дитиез но пуктэм иньзы. Ну, табере мыно иньзы нюльназы. Мынон сюрес вылӥськыз нош ик луд кесь пумить ӝымем. Луд кесь но вера: “Пуктэ, пе, иське, монэ но!”. Та адями вера луд кесьлы: “Пуктызал но, <одӥг пудокка, пе, уксие вань – валлы, пе, секыт луоз, дыр, пуктэм бере>”. Луд кесь вера: “Собыття гондырез пуктэмед, пе, монэ уд, пе, пуктӥське – мон, пе, пити”. Луд кесез но пуктӥз, таёс люкаськыза мыно иньзы.

4. Таёслэн мынон сяен пуны куара кылӥське, пе, табере базар гурт но адӟиське. Та гондыръёс-дитиёс пуны утэмлэсь кышказа дӧдиись васькыны, пе, туртто иньзы. Та адями валзэ эшо шап улля. Сэбере одӥк мур гоп шоры вуиз но гондыръёсыз тэтенэныз-маеныз со мур гопе кымаза лэзиз. Атиз кошкиз базаре.

5. Та гондыръёслэн потэмзы та мур гопысь уг, пе, быга нӥ. Сиемзы потэ иньзы. Таёс кенешало: “Асьмелэн татӥсь потэммы уг, пе, быга нӥ, таттьы барбыр сютэм кулом, пе. Ойдолэ, пе, кырдялом асьмеос: киньлэн, пе, куараез натяр луиз, сӥе, пе, сиём!” Таёс кырдяны кельшизы, иньзы кырдяло. Луд кесьлэн куараез натяр луэм. Таёс луд кесез куньназы сиза быдтӥзы. Таёслэн нош сиемзы, пе, потэ. Нош ик кырдяны кенешало: “Киньлэн куараез натяр луиз ке, сӥе сиём, пе”. Кырдязы но, гондырлэн куараез шӧтэм луэм. Та киёнэн дитьы гондырез сиё иньзы. Кыктой но куиньмой сиё та гондырез. Сиза быдтэм беразы дитьы гондырлэсь сӥть сюлзэ сӥтян улаз ватза понэм. Берлон нош ик сиемзы потэ. Та дитьы ватэм сӥть сюлзэ сӥтян улӥськыз кыскаса сины куськиз. Киён, тае аддьыза: “Мар, пе, сиськод, дитьы уром?” – пе, шуэ. Дитьы вера: “Тани, пе, сӥтянме пась кари но сӥть сюлме кысказа, пе. сисько”. Киён табере шуэ: “Вай, пе, мыным но!” Дитьы вера: “Си, пе, аслӥськыд, мон но аслӥськым сисько”. Та киён аслӥськыз сӥтянзэ куртчем но кыске. “Мынам, пе, сӥтянэ вӧсь луэ!” – шуэ киён дитьылы. Дитьы вера: “Вось луэмлы, пе, тидалод, мынам но вось луиз азьло; дюнгес, пе, кыск али, атиз ик, пе, потоз сӥть сюлэд!” – пе. Та, пе, дюнматза курттиз но кыскиз. Сэбере сӥть сюлэз ышкалтӥськыза потэм. “Карап, пе, карид монэ!” – шуэ киён но икланза-икланза кулэм. Сэбере та дитьы киёнэз сием но выдза изем.

6. Табере дитьы теттьыза потыны куськем вылэм но, потыны быгатымтэ. “Ак! – пе, шуиз – кужме ӧжытгес вылэм, нош ик сиё но али,” – пе, шуиз. Нош ик, пе, сииз но выдза, пе, изиз. Сэбере тэттьыза потза кошкем. Баддьын сюрес вылэ [вуса] пуксем. Со сюрестӥ, пе, лыктэ баяр тыройкаен, гырлӥен. Та дитьы шоры лыктыза вуэм но кучерез дитиез аддем. Баярлэсь, пе, дюа: “Татын жадем дитьы вань, – пе, шуэ, – сӥе кутом-а?” – пе, шуэ. “Мын, пе, кутза тубты!” – шуиз баяр кучерлы. Кучер васькиз но, бастыре дитиез, тяк-тяк, тяк-тяк уг куты. Табере баяр атиз васькиз но, кыкназы бастыро. Дитьы таёсыз ӧрыктяза киёкегес нуэм но, атиз шуак беректӥськыза, ворттыза лыктэм но дӧдие пуксем. Сэбере быжзэ суралляса, пе, кошкиз тыройкаен, гырлӥёсын. Баяр кучереныз оттьы кылиллям. Та дитьы али ке но ветлэ, пе, тыройкаен, гырлӥен. Мон отын вал, атим адди, туннэ бертӥ.

1. В старину у одного старика был сын. У этого сына были деньги, он деньги в пудовку положил. “Отец, – говорит, – я на ярмарку поехал”. Отец спрашивает: “А у тебя деньги-то есть?”. Сын ответил: “Есть у меня пудовка денег”. Отец говорит: “Ну, коли так, поезжай, сынок, на базар”. Сын вышел во двор и поставил навозный короб в свои сани, а в навозный короб положил пудовку. Потом запряг лошадь и уехал.

2. По дороге на ярмарку попался ему навстречу медведь. Этот медведь спрашивает у человека: “Куда едешь, приятель?” Человек отвечает: “На ярмарку еду”. Этот медведь говорит: “Посади, стало быть, и меня!”  Человек отвечает: “И посадил бы, да у меня есть <с собой> пудовка денег – лошади тяжело станет, наверно, если посажу”. Медведь говорит: “Я в гору пешком взберусь”. Этот человек отвечает: “Садись тогда”. Ну, эти вдвоём с медведем и едут.

3. По дороге им точно так же попался навстречу волк. Волк так же спрашивает: “Куда едете, друзья?” Этот человек отвечает: “На ярмарку едем”. “Ну так и меня посадите!” Человек опять говорит: “Посадил бы, да у меня есть <с собой> пудовка денег – лошади тяжело станет, наверно, если посажу”. Этот волк отвечает: “Я в гору бегом взберусь”. Человек и волка посадил, и едут эти втроём. Точно так же по дороге встречается им лиса. Лиса у человека спрашивает: “Куда едете, друзья?”. Эти отвечают: “Мы на ярмарку едем”. Лиса говорит: “Ну так и меня посадите!” Человек отвечает лисе: “Посадил бы, да у меня есть <с собой> пудовка денег – лошади тяжело станет, наверно, если посажу”. Лиса отвечает этому человеку: “Я в гору бегом взберусь”. Этот человек говорит: “Садись, коли так!”. Эту лису тоже посадил. Ну, теперь едут они вчетвером. По пути им точно так же попался заяц. Заяц тоже говорит: “Посадите тогда уж и меня!” Этот человек отвечает зайцу: “Посадил бы, да у меня есть <с собой> пудовка денег – лошади тяжело станет, наверно, если посажу”. Заяц говорит: “Такого большого медведя посадил, а меня не садишь – <а ведь> я маленький”. Посадил и зайца, эти все вместе уж едут.

4. Едут эти, и вот, собачий лай слышится, и ярмарочная деревня виднеется. Медведь со товарищи, испугавшись собачьего лая, пытаются сойти с саней. Этот человек лошадь ещё сильней погоняет. Тут подъехал он к одному глубокому оврагу и медведя со товарищи, вместе с коробом и с чем там у него было, опрокинул в этот глубокий овраг. Сам уехал на ярмарку.

5. Этот медведь со товарищи из этого глубокого оврага выбраться никак не могут. Проголодались. Эти советуются: “Выбраться мы отсюда никак не можем, тут мы все с голоду умрём. Давайте-ка мы с вами споём: кто с голосу собьётся, того съедим!” Эти сговорились петь, и вот поют. Заяц сбился с голоса. Эти втроём съели зайца. Этим вновь хочется есть. Снова договариваются спеть: “Кто с голосу собьётся, того съедим”. Спели, и медведь сбился с голоса. Волк и лиса задрали его. Второй и третий день едят этого медведя. Когда они медведя доели, лиса спрятала себе под зад прямую кишку медведя. Потом им опять захотелось есть. Эта лиса вытянула у себя из-под зада прямую кишку медведя, и стала есть. Волк, увидев это, спрашивает: “Что кушаешь, друг лиса?” Лиса отвечает: “Да вот, задний проход свой раскрыла, вытянула прямую кишку и ем”. Тут волк говорит: “Дай и мне тоже!” Лиса отвечает: “Ешь свою, я ведь свою ем”. Этот волк вцепился зубами себе в задницу и тянет. “Мне задницу больно!” – говорит волк лисе. Лиса отвечает: “Ничего, перетерпишь боль, и мне было больно; тяни сильней, и сама вылезет твоя прямая кишка!” Этот ещё сильнее впецился зубами и вытянул, и оторвал прямую кишку. “Погубила ты меня!” – сказал волк и в мучениях скончался. Тут эта лиса съела волка и улеглась спать.

6. После этого лиса попыталась выскочить, но не смогла. “Ах! – говорит, – сил не хватило, поем-ка я ещё”. Снова поела и улеглась спать. Потом выскочила <из оврага>. Уселась на большой дороге. По той дороге едет помещик на тройке с колокольчиками. Подъехал к тому месту, где <сидела> лиса, и кучер увидел лису. Спрашивает у помещика: “Тут усталая лиса, поймаем её?” “Поди, тащи её <в повозку>!” – сказал помещик кучеру. Кучер слез и погнался за лисицей, вот-вот, едва-едва не поймает. Тут помещик сам слез, и гоняются вдвоём. Лиса этих заманила подальше, а сама, разом обернувшись, рысью побежала и уселась в сани. Тут она, размахивая хвостом <как кнутом>, уехала на тройке с колокольцами. Помещик с кучером там остались. Эта лиса и сейчас ездит на тройке с колокольчиками. Я там был, сам видел, <только> сегодня приехал.

78.
Гондырен адямиен Медведь и человек

 1. Ваӵкала дыръя удмурт адями тэльын гондырен огаӟын улэм. Оӟы улыса, гондыр адямилэсь [киӟемзэ но арамзэ адӟем но солэсь] вожъяськыны куткем. Адямилэн котьмар киӟемын ваньысь, солэн но киӟемез потэм. “Вай, – шуэ гондыр, – адями уром, ачмиёс валсе киӟом!” Верасько инӥ куспазы сяртчы киӟны. Адями шуэ: “Гондыр уром, тон кытӥзэ карод?”  Соиз вера: “Мон, – шуэ, – вылӥзэ каро”. Адями шуэ: “Мыным выӝийыз но яралоз”. Собере киӟиллям но, таослэн киӟемзы туж удалтэм: сяртчызы тусьты кадесь будылэм, куарез но туж ӟеч, муэз но уг адкы.

2. Сӧбере таос сяртчияло инӥ. Адями сяртчызэ ворттыса, ворттыса жадем но, гондыр куарзэ сиса утчам но, сины ярамтэ. Сяртчы куареныз номыр но карымтэ, сое му вылаз ик кельтэм. Гондыр тайыныз алдаськеменыз кӧс кылем. Нош ик верасько инӥ ваче куспазы сезьы киӟны. Табере гондыр шуэ: “Мон выӝызэ каро!” Адями шуэ: “Яралоз мыным йылыныз но,” – шуса. Таос нош киӟиллям сезьы валсе.

3. Таослэн но сезьызы туж удалтэм но, арало инӥ. Араса адями вылӥзэ быдтэм но гуртаз ворттэм. Гондыр куро ӝижы вылэ нош ик кӧс кылем. Со тырысь гондыр ю-нянь киӟемысь дугдэм: “Та уз лу уӝ, адямилэн шудэз ворме,” – шуса. Гондыр сяртчы киӟыкыз бусы сайкыса омар быдӟа сётэм адямилы. Со адямиез узырмытэм. Адями али но бусӥяз дась сайкем интӥе киӟе.

1. В старину один удмурт жил в лесу вместе с медведем. Живут, и тут медведь [увидел, как человек сеет и жнёт, и ему] стал завидовать. Как человек всё сеет, так и ему сеять захотелось. “Давай, друг человек, вместе сеять!” Договорились между собой сеять репу. Человек говорит: “Друг медведь, тебе с какой стороны?” Тот отвечает: “Мне сверху”. Человек говорит: “Мне и корень пойдёт”. Они посеяли, и у этих посев очень удался: репы размером с миску, и ботва весьма хороша, земли не видать.

2. Потом эти убирают уж репу. Человек репу <с поля> возил-возил – утомился, а медведь попробовал ботву – оказалось, что в еду она не годится. Ничего не стал делать с репной ботвой, так и бросил на земле. Так медведь обманулся и остался ни с чем. Снова договариваются меж собой овёс сеять. Тут медведь говорит: “Мне корень!” Человек отвечает: “Мне сойдёт и вершок”. Эти точно также вместе посеяли овёс.

3. И овёс у этих хорошо удался, вот, стали жать. Человек вершки обобрал и отвёз домой. Медведь со стернёй вновь остался ни с чем. С того времени медведь перестал сеять хлеба: “Толку тут не будет, у человека удачи больше”. Медведь отдал человеку огромное поле, которое он расчистил, когда они сеяли репу. Этого человека <тем самым> обогатил. Человек и сейчас сеет в поле на том расчищенном месте.

112.
[Кышномуртэн гондырен] Женщина и медведь

 1. Ваӵкала дыръя одӥг адямилэн кышноез ышем. Собере со адями кышнозэ туж кема утчам. А солэсь кышнозэ гондыр луӵкам вылэм, а со утчаса ненокытысь шедтымтэ, улэм кышнотэк. Собере солэсь кышнозэ гондыр гуаз воӟем. Со кышномурт трос пол пегӟе но вылэм со дорысь, но гондыр сое уйса берен ваёз вылэм гуаз. Гондыр со кышномуртэз кышно кароз вылэм. Со кышнолэн гондырен шедтэм пиналъёсыз куинь кузя луиллям инӥ.

2. Собере нюлэскасьёс люкаськыса мынӥллям гондыр утчаны. Собере соослэн пунызы шедтэ гондырез гуысьтыз но утны куткем. Соос собере мынӥллям но, пунызылэн утонъяз мынса вуиллям но, гондыр чирекъяськыса потэ гуысьтыз: “Уть али, мон соосты кышкато!” – шуса потэ. Со нюлэскасьёс одӥг-ог пол ыбо но, погыртӥллям гондырез.

3. Собере со гондырлэн гуаз куткем чирекъяны адями: “Эн монэ ыбылэ! мон адями!” – шуса со кышномурт вера. Собере со гондыр шедтысьёс паймиллям солы: “Мар маке та таӵе – пӧртмаськись-а, мар-а? та ӟеч ик ӧвӧл, лэся!” – шуса верасько куспазы инӥ. Собере со кышномурт чирекъя: “Вае мыным дӥсь!” – шуса, “Мынам дӥсе ӧвӧл, – шуэ, – потны возьдаськисько”. Собере солы сётӥллям дӥсь со адямиёс но, собере со кышномурт потэм гуысьтыз доразы.

4. Собере вера ини: “Мынам пиналъёсы вань, – шуса, – гуын, соослэн но дӥсьсы одӥг но ӧвӧл,” – шуэ со кышномурт. Собере со гондыр кутысьёс ачьсэ дӥсьёссэс сётыса дӥсяллям со пиналъёссэ но. Собере со кышномурт вера инӥ тау карса: “Монэ югыт дуннее поттӥды”, – шуса, “Монэ та гондыр куинь ар воӟиз татын,” – шуэм.

5. Собере та гондыр кутысьёс со кышномуртэз пиналъёсыныз нуиллям инӥ гуртазы но, гуртазы вуэм бере юало инӥ: “Кинлэн та кышноез?” – шуса ивор сётӥллям чисто.

6. Собере со кышномуртлэн палыз кылэм но сое, мынэм со гондыр шедтысьёс доры. Мынса вуэм но, со кышномурт палызлэн пыд вылаз бӧрдыса усем. Собере со палыз басьтэм вина одӥг четьверт гондыр шедтысьёслы сектаны. Собере гондыр кутысьёслы сектам со адями но, собере кышнозэ, пиналъёссэ нуэм гуртаз но. Али но уло со кышноэныз, пиналъёсыз но зӧкесь будӥллям инӥ.

Со пиёсыз али но мумызэс-айзэс нянен сюдо но, туж лекесь, айзэс жугса уло.

1. В старину жена одного человека пропала. Потом тот человек свою жену очень долго разыскивал. А его жену украл медведь, а тот <человек> так нигде и не нашёл <её>, жил без жены. Потом его жену медведь держал в берлоге. Та женщина неоднократно пыталась бежать от него, но медведь всякий раз нагонял её и вновь относил в берлогу. Медведь жил с этой женщиной как с женой. У этой женщины от медведя было уже три ребёнка.

2. Потом охотники собрались и пошли на медведей. Потом их собака отыскала медведя в берлоге, и стала лаять. Они потом пошли, ориентируясь на лай собаки, добрались до берлоги, и медведь с рёвом из своей берлоги выходит: “Постой-ка, я, мол, их напугаю!” Те охотники выстрелили, и повалили медведя.

3. Потом из берлоги того медведя закричал человек: “Не стреляйте в меня, я человек!” – так говорит та женщина. Потом те охотники этому очень удивились, и стали говорить между собой: “Это что ж такое – привидение или что? Не к добру это, знать!” Потом та женщина кричит: “Дайте мне одежду, у меня нет одежды, стесняюсь выйти”. Потом дали эти люди ей и одежду, потом та женщина из берлоги вышла к ним.

4. Потом она говорит: “У меня в берлоге дети, им тоже совсем нечего одеть,” – говорит эта женщина. Потом те охотники дали свою одежду и одели и тех детей. Потом та женщина благодарит <их>: “Вы мне белый свет вернули, меня этот медведь три года тут продержал”.

5. Потом эти охотники ту женщину с детьми привели в свою деревню, и, как прибыли в деревню, стали расспрашивают: “Чья это жена?” <Об этом они> всех известили.

6. Потом и муж той женщины об этом услышал, и отправился к тем охотникам. Пришёл, и та женщина с плачем упала к ногам мужа. Потом этот муж купил четверть водки, чтобы угостить охотников. Потом этот человек охотников угостил, и свою жену и детей увёз к себе домой. И сейчас он живёт с этой женой, и дети уже большие выросли.

Эти сыновья до сих пор своих родителей содержат, <нравом> очень круты, отца колотят.



Подпишись!
Будь в курсе новостей сайта «Удмуртология»
и других удмуртских интернет-проектов


Рассылки Subscribe.Ru Рассылки Yahoo!
Новости удмуртского
национального интернета



Новости удмуртского
национального интернета



URL данной страницы:
http://www.udmurt.info/library/udmurt/medvedi.htm


наш баннер
Udmurtology
каталоги
Rambler's Top100
Находится в каталоге Апорт
AllBest.Ru






WebList.Ru
 
Denis Sacharnych 2002-2009. Положение об использовании материалов сайта